Перейти к содержимому


OFFLINE   Билли Б

Билли Б

    артефакт

  • Пользователь
  • PipPipPipPipPip
  • 5 939 сообщений
  • Регистрация 21-Июнь 13
  • ГородКраснодар
  • Страна: Country Flag

Отправлено 21 Июнь 2013 - 19:42

Нетленка

Графоманить - так уж графоманить.

 

 

Сказка без названия
 
Было это не так чтобы недавно, но и не то чтобы совсем уж давно. Ежели примерно сказать про конец истории, то которые тогда уродилися, те нынче аккурат находятся в раздумьях, как бы половчей от армии закосить.
И было оно не далеко, не близко... короче, лажа это все и устаревший художественный прием. Было оно на Кубани, а точнее, непосредственно в одном местном  краевом центре. Ну вы понимаете. История эта вымышленная, а всякие совпадения являются случайными.
 
В общем, жил там один главный бухгалтер, и было у него десять сестер и братьев... гм. Чем-то мне эта фраза не нравится. А если добавить "...не бухгалтеров"? Это что же - он, получается, подкидыш?
Нет, граждане, я вам честно скажу: трудное это дело, литература. Вот ей-богу, не связывайтесь.
 
Ладно, зайдем с другой стороны.
Жила в одной большой станице близ Азовского моря довольно обычная кубанская семья. Жила не то чтобы богато, но как-то перебивалась, и все одиннадцать ее детей росли себе потихоньку, как детям и положено. И все бы хорошо, кабы не война.
Отца забрали вместе с лошадью и подводой, и сложил он свою голову недалеко от здешних мест. Старший сын повоевать успел немного, но контужен был и легкие с желудком испортил в снеговой каше да на подножном корму, отчего и был комиссован. Прочие по малолетству помогали фронту работой в тылу.
Ага.
Вот, значит, вернулся старший сын домой и заступил на должность главы семейства и кормильца. Потому как других кандидатур не было. И бюллетени даже заполнять не пришлось. 
Ну какие такие были трудодни, я рассказывать не буду. Кто знает, тот знает, а кто не знает, тот все одно не поверит. В общем, ради твердого оклада пошел он сначала весовщиком, благо арифметику знал туго, потом аж учителем этой самой арифметики, потом поступил на курсы бухгалтеров, закончил и... и в станице работы ему не нашлось.
Тут-то наш будущий главный бухгалтер... ишь как это я ловко подвел, а?.. тут-то он и переехал в Кра...евой центр.
Вот.
А был это человек именно из тех, которых, как говорят в Одессе, уже нет и скоро совсем не будет. Судите сами.
Мало того, что он всю жизнь помогал всем своим братьям и сестрам в станице. Мало, что их дети, приезжая на учебу, годами жили у него на полном пансионе. Мало, что перетащил двоих братьев в город, и они тоже, пожив у него годик-другой, лишь потом устраивали свою жизнь. Продолжая, впрочем, находиться в списках младших братиков, которым надо помогать. Как говорили тогда. Или грантополучателей, как говорят сейчас.
(Отдельно упомяну его жену, которая из года в год терпела это непотребство, кормила и обстирывала многочисленных гостей и вечерами встречала с танцев чужих дочек. Святая женщина.)
Это все просто меркнет перед одним фактом: главный бухгалтер крупнейшего предприятия края, при махровом капитализме конца прошлого века, продолжал жить в маленькой квартире без всяких удобств. Той самой квартире, которую полвека назад строил горьковским методом вместе с соседями, будучи рядовым бухгалтером захолустного заводика по производству печных заслонок с зарплатой в семьдесят рублей.
К счастью, кроме братьев и сестер у него была еще и дочь. Которая, вернувшись наконец на родину вместе с мужем и двумя детьми, во-первых, остановила непрерывное нашествие троюродных племянниц. Во-вторых, она имела возражения по поводу проживания всего большого коллектива в вышеупомянутой маленькой квартире, о чем прямо и недвусмысленно в личной беседе сообщила директору того самого гиганта индустрии, где практически без выходных трудился ее отец.
Директор, надо сказать, был настолько поражен жилищными условиями своего главного бухгалтера, что согласился оплатить любое долевое участие по его выбору. То есть выбирал, конечно, не он. Он бы выбрал, ага.
Там еще, как по тем временам полагалось, было много интересного с долевым строительством, но так или иначе наш герой хоть под конец жизни пожил в человеческих условиях.
 
Дальше - о грустном.
Работал он, сколько мог, но в конце концов заболел и надолго слег.
И буквально двух лет не прошло, как приехали его навестить сестры из станицы. Братьев-то к тому времени уже не осталось кроме тех двоих, что в городе жили - уж больно станичники здоровЫ по части самогонки. Городские братья, кстати, тоже посещениями больного себя особо не утруждали.
Так вот приехали сестры, сели вокруг да и завели неспешный разговор. О том, о сем и о вообще. И как-то по ходу разговора само собой выяснилось, что обижаются на него сестры. И дети их обижаются. Нет, ну то есть его дело, конечно, но вот Петя...
И вот что оказалось.
Поскольку он со своей работой света белого не видел, мотаться в станицу ему было несподручно. А потому половину своей зарплаты (а может, и больше, никто же не считал) он отдавал одному из городских братьев, который, наоборот, мотался туда охотно и если не каждую неделю, то пару раз в месяц уж наверняка. На машине, купленной угадайте кем.
Отдавал, натурально, с наказом - тому столько, этому - столько. И, что характерно, на этом полагал вопрос закрытым, а что-то проверять и в мыслях не держал.
Вот так вот.
Нынче задним числом уж не узнаешь, сколько до кого доехало. Но одно в тот день выяснилось со всей определенностью: упомянутый Петя как-то все время забывал сообщить родственникам, кто, собственно, передает вот эти вот самые деньги. И, соответственно, приношения благодарных селян в виде всякого натурпродукта тоже вез домой и продавал соседям.
А наш герой у этих самых селян годами бессменно пребывал в статусе зажравшегося и бессовестного богатея.
 
Тут полагается мораль, и она таки будет.
Если человеку все время только давать, он неизбежно превращается в скотину, умеющую только брать. Будь он хоть сто раз братом.
 
И знаете, что удивительно?
Вот казалось бы, некоторые наши общие братья из некоторых близлежащих стран тут вообще ни при чем.
А осадок - остался.

Кратк. – сестр. тал. ©