Перейти к содержимому


OFFLINE   MarchCat

MarchCat

    Местный

  • Пользователь
  • PipPipPipPip
  • 729 сообщений
  • Регистрация 19-Июнь 13
  • ГородМосква
  • Страна: Country Flag

Отправлено 26 Август 2013 - 15:59

Нетленка

Форма ветеранов от новобранцев никак не отличалась. Отличалась форма разных полков.

 
Нет уж, давайте разбираться :bita: :cheesy:
Я не зря дал ссылку выше. Иллюстрация оттуда
pic_22.jpg

Рекрут-новобранец. Цифрами обозначены:
1. Карпу с (картуз) с обручем-каскетом.
2. Шапка старого стрелецкого типа.
3. Сермяжный рекрутский кафтан. Тонкое мундирное сукно в России в ту пору не делали. Для нужд армии его закупали в Англии и Голландии. Поэтому на долю новобранцев доставалось обмундирование из грубого недорогого материала.
4. Багинет – предтеча штыка. Перед рукопашной вставлялся в ствол фузеи; далее ею орудовали как пикой. Багинет (его длина составляла около 60 см) оказался неудобен – нередко выпадал из ружья во время боя – поэтому и постепенно был вытеснен трехгранным прикрепляемым к стволу штыком.
5. Кожаный шведского типа ранец с флягой-бутылью, оплетенной лозою.
6. Сума-ранец из рогожки или кожи.

 
Про аферы с иноземным сукном и их последствия, я думаю, все наслышаны. Так вот форма новых полков до их переобмундирования действительно была серой. Откуда и пошел этот миф про переодевание. Причем якобы переодевался именно Новгородский полк. А вовсе не преображенцы.
 
Легенда с переодеванием пошла от П.Н. Крёкшина (рукопись 1753 г). Потом перекочевала в труды академика Е.В. Тарле и далее со всеми остановками. Вообще от Крёкшина досталось много живучих мифов, что несомненно говорит о нем как талантливом писателе.
Подробный разбор тут

Теперь о другом удачном с литературно-художественной точки зрения вымысле П.Н. Крёкшина, объяснявшем, почему шведский король якобы нанёс удар особой силы по первому батальону Новгородского полка. Вот, к примеру, как писал об этой «истории» баталии академик Е.В. Тарле: «…первый шведский натиск был необычайно силён и направлен больше всего (это запомнили все участники боя) в одну точку – на первый батальон Новгородского полка. В русской армии в этот момент ещё не все знали, чем объяснялись энергия и целеустремлённость шведов в данном случае. Изменник, унтер-офицер Семёновского полка, находился в рядах близ Карла и указал королю на полк, одетый в мундиры серого сукна, который он считал полком новобранцев, т. е. слабым полком. Изменник ошибся: он не знал, что Пётр предвидел последствия его действий и, как сказано, велел 26 июня переодеть в серые мундиры один из своих полков – Новгородский» 349. Учёный сослался на один из списков труда П.Н. Крёкшина о деяниях Петра I, хранящийся в Отделе рукописей Российской Национальной библиотеки 350. При этом историк полагал, что использует сведения, помещённые «в дневнике событий, ведшемся в штабе Петра» 351, – так он назвал сочинение П.Н. Крёкшина. В использованном Е.В. Тарле списке сочинения П.Н. Крёкшина действительно сказано, что предатель-беглый урядник Семеновского полка, рассматривая на полтавском поле в подзорную трубу строившиеся для битвы русские полки, назвал Новгородский пехотный полк, имевший якобы в мундиры из серого сукна, новонаборным. Карл XII, согласно П.Н. Крёкшину, получив это сообщение, отреагировал так: «Король самым лучшим пехотным двум баталионам повелел сомкнуться так плотно, чтоб могли уравняться с одним баталионом в сером мундире, и приказал левое крыло от главной линии отрезать» 352.

В «научный оборот» этот занимательный художественный эпизод, придуманный П.Н. Крёкшиным, также ввёл в напечатанном в 1795 г. труде знавший его лично и с доверием относившийся к его произведениям историк И.И. Голиков . «В плен» изложенного выше, попали и некоторые другие исследователи XX столетия .

Использование же сведений из сочинения П.Н. Крёкшина о 1709 г., сложного историко-литературного памятника, требует отнюдь не безоговорочного доверия, простого воспроизведения в виде цитат и ссылок, но большой предварительной источниковедческой и литературоведческой работы. Закономерны сомнения, высказанные по поводу этого эпизода В.А. Артамоновым. Историк писал так: «Сомнительна широко известная история о предательстве перебежавшего к противнику русского унтер-офицера, после которого Новгородский полк обменял свои мундиры на серые рекрутские кафтаны, чтобы шведский удар не пришёлся на необстрелянных солдат. Ни в одном актовом источнике этот факт не получил подтверждения» . Сомневался в правдивости сюжета об обмене формой солдатами двух российских полков и Н.И. Павленко .

Можно увидеть некий возможный «первотолчок» для создания этого вымысла, получивший под пером П.Н. Крёкшина, художественно-литературное развитие, в сочинении «летописца» походов Карла XII Г. Адлерфельта. Названный историограф шведского короля, сражённый ядром в битве под Полтавой, пометил в своих подённых записях за 22 июня 1709 г.: «Прибывший ночью от неприятеля дезертир сообщил нам, что царь собрал все свои силы на нашем берегу реки…» П.Н. Крёкшин мог знать сочинение Г. Адлерфельта (опубликованное в 1740 г.) и «развить» известие о прибывшем от россиян беглеце в художественном ключе. Литературный «мотив переодевания» знаком историкам литературы , и литератор П.Н. Крёкшин вполне мог им воспользоваться. Согласно П.Н. Крёкшину, впрочем, перебежчик-изменник из Семёновского полка прибыл в ставку Карла XII «в первых часах ночи» 26 июня 1709 г. , но для художественного переосмысления события нарушение реальной временной последовательности не существенно.

Суховато, много ссылок, но интересно.
И да, мы находимся в плену мифов о таком достаточно недалеком и относительно хорошо документированном периоде. И иногда беремся безапелляционно рассуждать о древних временах :facepalm:
  • 1

Хорошему Коту круглый год март месяц